Арии — казаки (продолжение 3)

Происхождение ариев-казаков 16-17 вв

Военная система Стального Императора окончательно и полностью разрушила родственно-клановые отношения формировавшихся казачьих орд в XIII в. и способствовала окончательному установлению у ариев-казаков исключительно территориального принципа организации войск-орд взамен складывавшегося ранее кланового-родового и, как следствие, создание новых уделов-улусов, правители которых занимали административно-командные должности в общей структуре армии Стального Императора из рода «Cинеоких» (борджигинов).

Конечно, остались и некоторые имена прежних родовых кланов ариев-казаков, но употреблялись они с тех пор без какой-либо этнической составляющей.

Этносы из разрозненных родов и войск-орд ариев-казаков эпохи, предстоящей XIII в., так и не успели сложиться, а после XIII в. весь скифский народ был и вовсе перемешан заново, вновь став единым целым.

В особенности ярко этот процесс проявился на землях обширного Алтай-Тянь-Шаньского региона. Именно в этом регионе в истории ариев-казаков начался новый этап консолидации.

Вот что пишет по этому поводу Б. Я. Владимирцев (академик Академии Наук СССР, специалист в области истории и этнографии монгольских народов): «Подобное смешение родов, поколений и племен монгольских при образовании «тысяч», этих основных единиц в здании империи Чингис-Хана, имело очень важные последствия для родового строя, который неминуемо должен был сильно измениться и угаснуть» .

Далее Владимирцев продолжает: «Потом распределение по «тысячам», распределение уделов знаменовало окончательно распыление целого ряда больших древнемонгольских племен, как, например, «татар», «меркит», «джаджират», «найман», «кереит», остатки которых в большинстве случаев оказались разбросанными по разным улусам и уделам-тысячам».

Добавим лишь, что отдельные войска-орды и родовые кланы ариев-казаков, атаманы и родовые старейшины которых окончательно покорились Стальному Императору в 1204 г. после разгрома «найманов», подверглись воздействию «тысячной» системы все без какого-либо исключения. И говорить о существовании каких-либо этносов или отдельных народов, берущих свое генетическое начало от скифов-ариев, в общей структуре населения армии Стального Императора с XIII в. не представляется возможным.

А это значит, что на территории России и Центральной Азии, по крайней мере, начиная с XIII в., уже не существовало возможностей для формирования отдельных народов, этносов и племен. Такая возможность появилась значительно позже, не ранее XVII в..

На территории современной России и Центральной Азии нет и не может быть народов, которые бы имели историю своего зарождения ранее XVII в.. До XVII в. на всей этой территории существовал единый и неделимый народ ариев-скифов, который сам себя называл ариями и казаками.

Особое внимание необходимо уделить истории формирования гвардии Стального Императора – центральному ядру этой армии.

Первоначально Стальным Императором был создан 10-тысячный корпус «Гвардии Хранителей», до нас это наименование дошло в более поздней традиции, на языке которой корпус, скорее всего, начал формироваться со второй половины XVII в. в пределах Джунгарского казачьего войска, Тибетского казачьего войска и Калмыкского казачьего войска, и звучит на современном монгольском языке как «turgake-kesigten» («тургак-кешиктен»).

Некоторые авторы предполагают, что эти исторические наименования воинских частей и подразделений армии Стального Императора дошли до наших дней на тюркском языке.

В любом случае совершенно понятно, что изначально эти названия не имели отношения ни к современным тюркским языкам и их носителям, ни к современному монгольскому языку и его носителям. С отборным гвардейским корпусом «Хранителей» связано происхождение средневековых гвардейских орд ариев-казаков – «Гвардии Хранителей», «торгоутов», и «Гвардии Стрелков», «хошоутов».

В гвардию Стального Императора, прежде всего, отбирали самых лучших воинов со всего пространства современной России вне зависимости от их семейной или клановой принадлежности.

Отбирали воинов как по выдающимся внешним данным и физической подготовке, так и наделенных незаурядными способностями: умом, смелостью, выдержкой, дисциплиной и особой психологией и менталитетом. Механизмы отбора гвардейцев описаны в «Сокровенном сказании» и во многих других источниках по истории монголов.

Главнокомандующим каждого из подразделений армии Стального Императора утверждались предварительно избранные на совете войска претенденты из числа выдающихся воинов и полководцев, или утверждались наследственные старейшины-атаманы, которые при этом также проходили обязательную процедуру выборов, хотя иногда и формальную.

Необходимо еще раз обратить особое внимание, что все имена и названия, которые приписываются историческим монголам в современной академической и научно-популярной литературе, не только не имеют какой-либо этнической составляющей, т.е. это ни в коем случае не названия этносов и племен, но и сами эти названия очень условны и являются всего лишь переводом не дошедших до нас в первоисточнике изначальных понятий.

Именно по этой причине все эти названия и имена необходимо брать в кавычки, чтобы было понятно, что это условные прозвища, не несущие в себе никакой прямой смысловой нагрузки и ложно воспринимающиеся как имена этносов или названия, имеющие отношение к современному монгольскому или современным тюркским языкам, что в корне не верно и существенно изменяет смысловое восприятие любого исторического текста, в котором такие имена приводятся.

Также было бы верно воспринимать эти воинские подразделения в качестве отдельных казачьих войск единой армии-народа, к которым помимо собственно солдат были также приписаны и члены их семей и обслуживающий персонал.

При этом этнический состав воинов и их семей был везде однороден. Это были казаки-арии, потомки скифов, а вот привлекаемый из числа инородцев-мигрантов хозяйственный слой населения казачьего войска, их обслуживающий персонал, мог быть разноэтническим и в своей основе состоял из трудовых переселенцев из Китая, чьи собственные наименования до нас не дошли, так как их историю никто никогда не писал.

Этническое смешение между ариями-казаками и инородцами было невозможно в силу их разного социального статуса, раздельного проживания на территории и прямого запрета со стороны командования.

Все современные малые народы, расселенные по территории России, это потомки трудовых мигрантов из Китая прошлых эпох, главным образом приглашенные для хозяйственного обслуживания и продовольственного обеспечения армии Стального Императора. Показательный пример – современные калмыки.

В начале 1771 г. часть ариев-казаков во главе с верховным атаманом ханом Убаши снялись со своих мест проживания в Южной России и предприняли поход в Семиречье.

Цель, которую они себе ставили, была грандиозной, а именно: ни много, ни мало воссоздать государство ариев-казаков в Алтай-Тянь-Шанском регионе.

Но, оказавшись на территории Цинской Империи, они были принуждены согласиться с ультимативным условием маньчжурского императора и принять подданство цинской династии. Их торжественно и с большим почетом приняли в императорском дворце в Жэхэ, наградили пышными титулами и осыпали драгоценными подарками и щедрым жалованьем, но при этом армию Убаши разделили на отдельные небольшие отряды и расселили по границам огромной китайской империи, распределив всех порознь, дисперсно, преимущественно среди китайского населения империи.

Несмотря на цензуру, которой подверглись исторические архивы той эпохи, некоторые документы и даже портреты ариев чудом сохранились. Среди них был портрет молодого арийского князя, подлинное имя которого до нас не дошло, а в китайском, искаженном до неузнаваемости варианте оно звучит как князь Це бек жап.

князь

Имя в китайской транскрипции (написано иероглифами): князь «Це–Бек-Жап».

К сожалению, такие находки редки. В большинстве случаев портреты арийской знати, как ариев-казаков, так и маньчжур и монгол, были или уничтожены или переписаны заново с нарочитым добавлением китайских черт во внешности.

Но всегда находились подвижники и смельчаки, которые, рискуя своей жизнью, шли наперекор политике властей, переделывающей историю под себя. Эти подвижники на свой страх и риск сохраняли память и подлинную историю своих древних родов.

Эти единичные артефакты тем или иным путем вывозились за пределы Китая. Они сохранились до наших дней в различных коллекциях, как государственных, так и частных. Безусловный интерес представляют, например, портреты Святых Отцов Китая и Тибета:

старецИ хотя манера портретной живописи средневекового Китая порой может показаться нам необычной, лица изображенных людей явно арийские (пример).

Когда последний верховный атаман Калмыкского войска предпринял свой знаменитый марш-бросок в Китай с берегов Волги, он оставил всех своих иноплеменных работников, потомков китайских трудовых мигрантов, в пределах Южного Урала под присмотром нескольких родовых князей, намереваясь забрать их позже, если поход будет успешен.

Поход закончился совсем не так, как планировал Убаши. Все, кто тогда ушел с ним в Китай, уже никогда не вернулись домой.

А перед правительством Российской Империи встал вопрос: что же делать с более чем стотысячной массой потомков китайских мигрантов, которые волею судьбы оказались на берегах Волги.

Решение было принято безукоризненное: дабы китайский император и потомки Убаши, оставшиеся в Китае, не смогли претендовать на своих подданных, они получили этноним своих бывших европеоидных арийских князей «калмыки» и были определены как отдельный самобытный народ. Так появился известный нам сейчас небольшой этнос монголоидных калмыков.

Решение оказалось настолько гениальным, простым и эффективным, что в дальнейшем также поступали во всех подобных случаях.

Так, через сто лет, во второй половине XIX в., вернув земли ариев в Семиречье и на Тянь-Шане, которые были оккупированы цинскими войсками с середины XVIII в., Россия подарила древнее арийское имя казаков-киргизов («киргиз-кайсаки») нынешним казахам и киргизам, лишив тем самым правительство Китая возможности требовать контроля над своим бывшим податным населением и той территорией, которую они занимали.

Тот же механизм создания новых этносов был спроецирован на территорию Сибири, Дальнего Востока и Крайнего Севера России.

Необходимо отметить, что основания для этого были и немалые. Но все же во всех этих новых народах княжеские династии сохраняли свою прямую генетическую связь с древними ариями-казаками, а с ними сохранялась история и традиции.

Этим объясняется хорошо известный парадокс: все вышеописанные малые народы России имеют прямую историческую связь с древними ариями-скифами, как и русский народ, при этом арии-скифы индоевропеоидного происхождения, а большинство малых народов России – монголоидного.

Большая часть инородческого населения, массово переселявшегося из Китая после исхода основной части ариев-казаков в Россию, оставшиеся малочисленные княжеские фамилии генетически сохранить уже никак не могли.

Такова история этих терминов и имен, которые дошли до наших дней в качестве этнонимов, но при своем появлении являлись лишь названиями армейских подразделений казачьих войск-орд.

В Сокровенном сказании (издание 1990 г.) приводятся наименования воинских подразделений ариев-казаков на языке, который вряд ли использовался самими ариями-казаками, но, тем не менее, произношение передает общий смысл, который безусловно остался:

  • «хорчин» – воин-стрелок;
  • «эуденчин» – дворцовый страж-привратник;
  • «кешигтен» – охранный гвардейский корпус, гвардеец;
  • «кебтеул» – ночная стража;
  • «туркаут» – дневная стража;
  • «туркак-кешигтен» – охранный корпус;
  • «туркак» – охранник.

Туркаут (turqaut, тургаут), в современном монгольском «торгоху» – препятствовать, окружать, охранять (Авляев, Санчиров, 1984) (торhх – задерживать (Калмыцко-русский словарь, 1977)).

По Гумилеву Л. Н. (1993) «turq» трактуется как «крепкий, сильный».

В «Сокровенном Сказании» сказано, что первоначально гвардия состояла из 2-х отрядов – «Ночной Стражи», которую многие историки XX в. называют «кэбтэулы», и «Стрелков», которых авторы именуют «хорчины».

«Ночная Стража» осуществляла исключительно ночную охрану, а «Стрелки» – дневную.

До эпохи Стального Императора отряды гвардейцев-«стражей» («торгоутов») были только у христианского Великого государя Алтай-Тянь-Шанского региона Иоанна (Ван-царь кереитский).

Стальной Император при формировании гвардии пошел намного дальше своих предшественников: он усовершенствовал институт «Гвардии Стражей» и придал ему дополнительные значимые функции. Гвардия Стального Императора стала политическим органом, основой эффективной государственной машины.

В «Сокровенном сказании» скрупулезно описан как общий механизм функционирования Гвардии, так и вопросы ее комплектования, ее функции, права и обязанности всех гвардейцев «Охранного Корпуса».

По указу Стального Императора из прежней охранной стражи была создана новая гвардия – отборный десятитысячный корпус «Гвардия Хранителей», наделенный особыми правами и полномочиями в отличие от обычных армейских подразделений.

Подразделения гвардейского корпуса позже превратились в одноименные автономные армии-орды ариев-казаков, первоначально сохранявшиеся в том же регионе, где гвардия Стального Императора и была размещена изначально, в Алтай-Тянь-Шаньском регионе.

Среди ариев-казаков Семиречья и Южной Сибири в XIV-ХVI вв. хорошо известны «Гвардия Стражей», «торгоуты», и «Передовая Гвардия», «хошоуты», а так же многочисленные армейские группировки с наследственными родовыми династиями из старейшин-атаманов, восходящими как к потомкам христианского императора Ван-хана, известного под именем Пресвитера Иоанна, так и к младшему брату Стального Императора («Казару»), а так же и ко многим другим представителям правящей элиты своего времени.

В составе ариев-казаков в XVII-ХVIII вв., переселившихся в этот период времени на территории Южного Урала, Поволжья, Дона и Днепра, «Гвардия Стражей» и «Передовая Гвардия» составляли основную часть населения.

Именно они, принимая русскую православную веру и присягая на верность русскому царю, составили основной первоначальный массив складывавшейся русской нации в XVII в.

Так, в составе донских казаков помимо большого количества элементов «торгоутовского» и «хошоутовского» происхождения сохранился арбан под названием «кептуль», т. е. элемент гвардейского «Охранного Корпуса» «тургак-кешиктенов».

«Передовая Гвардия» («хошоуты») ведет свое происхождение непосредственно от гвардии Стального Императора, а аристократическая династия «Гвардии Стражей» («торгоуты») и ее атаманы – от христианского императора Иоанна («Ван-хана кереитского»).

Многие «хошутские» военачальники-нойоны и старейшины-тайши Калмыкского Войска, Джунгарского Войска и Кукунора-Тибета в своих генеалогических таблицах своим предком, основателем династии считали Казара «Хабуту-Хасара» (от этого имени произошла русские фамилии Казаровы и Казарины).

Практически все современные исследователи придерживаются мнения о происхождении средневекового наименования «торгоут» от «Гвардии Стражей» времен Стального Императора.

Но некоторые историки отрицают прямую преемственность между «Гвардией Стражей» Стального Императора и поздним этносом «торгоутов». И это мнение так же справедливо. Противоречия в этом нет никакого.

Действительно, сформировавшийся в XIX-XX вв. калмыкский народ, самым крупным субэтносом которого являются современные торгоуты, а так же часть монголов-торгоутов современной Монголии и Синьцзян-Уйгурского автономного района, приняли это имя от своих арийских владельцев, князей, к которым прямого генетического отношения они не имеют, являясь потомками трудовых мигрантов из Китая, арендаторами на землях ариев-казаков, а вовсе не частью скифского народа ариев.

При этом сам термин «торгоут», «тургаут» действительно произошел от наименования дневной стражи индоевропеоидных монгольских правителей, а термин «хошут» есть производное от значения «передовая часть войска», острие, клюв, построение войск «мордой» и т.п.

Между гвардией «Корпуса Хранителей» Империи Стального Императора («тургаут-кешиктен») и более поздними этническими общностями «торгоут» и «хошоут» есть прямая историческая связь и историко-культурная преемственность, подтверждаемая материалами массового сплошного обследования торгоутовского и хошоутовского населения Калмыкии по изучению состава, расселения и происхождения калмыков.

Термин «хошоут», действительно, является воинским термином и связан по происхождению со словом «хошун» – «передовой отряд войска».

Термин «хошоут» зародился в эпоху Стального Императора и означал передовой отряд наиболее опытных и храбрых воинов, принимавших на себя первые удары противника, конкретно он относился к седьмому полку (полк богатырей) в гвардейском корпусе, которым командовал младший брат Стального Императора Казар.

Этот полк, названный также «тысячей отборных богатырей», во главе с Казаром должен был охранять жизнь самого Стального Императора.

Поэтому родословная всех «хошутских» князей, военачальников и царей-ханов в летописях монголов, ойратов и калмыков начинается именно с Казара, т. е. от рода Синеоких («борджигин-кият»), к которому принадлежал и Стальной Император.

Гвардия Хранителей и Передовая Гвардия выделились из единой Орды ХIII в. – гвардейского «Корпуса Хранителей».

Можно считать установленным факт, что социальная организация ариев-казаков с древних скифских времен имела в своей основе принцип «народ — армия» и в сравнительно близкое нам время было еще очень хорошо известно в качестве такого социально-политического явления, как «Казачьи Войска»: Донское, Уральское, Кубанское, Сибирское и пр.

Гвардия ариев-казаков представляла собой при первых наследниках Стального Императора рода Синеоких военно-служивое аристократическое сословие, наделенное особыми льготами и привилегиями, сыгравшее в дальнейшем первостепенную роль в судьбе армии-народа Империи Стального Императора.

На основании многочисленных дошедших до наших дней письменных источников известно, что гвардия при первых наследниках Стального Императора не была распущена, а лишь укреплялась и вырастала в своей численности, переходя к очередному Великому Императору, Верховному Судье, Хранителю Ясы-Закона Империи Стального Императора («Великой Монгольской Империи»).

По «Сокровенному сказанию», «Огадаю были переданы гвардейцы и охранная стража (кептулы, стрельцы — хорчины и турхауты — всего 10 000 человек».

Есть основание думать, что после смерти «Мунке»-царя в 1259 г. гвардия Великого Императора перешла к его младшему брату Арию (Арий-Буке), претенденту на трон монгольского царя наряду с Кублаем (Кублаевы – распространенная русская фамилия), основателем династии Юань в Китае. Какая-то часть гвардии перешла под контроль Кулаку (Хулагу).

После первых четырех Великих Императоров дальнейшая судьба гвардии Стального Императора по письменным источникам практически не прослеживается, но локализация и сам процесс превращения единого армейского гвардейского корпуса в автономные военизированные объединения орды ариев-казаков в послеюаньский период, т. е. в ХIV-ХV вв., или так называемый «темный» период в истории, достоверно известны, ясны и понятны.

Гвардия не была рассеяна или разделена между многочисленными потомками, «малыми ханами», она сохранялась в виде монолитной группы войск и оставалась армией ариев-казаков, причем, процесс этот происходил практически одинаково как для «Гвардии Стражей», так и для «Передовой Гвардии».

Ключ к пониманию этих процессов можно найти при внимательном изучении списков родословных таблиц «торгоутских» и «хошоутских» нойонов, в особенности, в выяснении имен тайш и нойонов, владевших «торгоутовскими» и «хошоутовскими» улусами в ХIII-ХIV вв.

Так, в числе потомков Великого князя Казбана, главнокомандующего Гвардией Хранителей (Казбановы – распространенная русская фамилия) Габан Шараб последовательно перечисляет следующих владельцев поколения Гвардии Хранителей: Сусуев, Баяров, Менгин, среди девяти сыновей Менгина, Бойков и Чапчаев, далее из шести сыновей Бойкова от двух жен назван старший сын Зул, его сын Орлик, глава «Гвардии Хранителей» Семиречья в конце ХVI в., у него было шесть сыновей и шесть дочерей  (Сусуевы, Бояровы, Менгины, Бойковы, Чапчаевы, Зуловы, Орликовы – широко распространенные современные русские фамилии).

От Казбанова, первого независимого князя «Гвардии Хранителей», и до его потомка князя Орлика прошло семь поколений, т. е. примерно около двухсот десяти лет.

Следовательно, время жизни Казбанова примерно приходится на конец ХIV – начало ХV вв. Из этого следует, что «Гвардия Хранителей» как самостоятельная автономная Орда впервые вступила в «Союз Четырех Гвардий» («дербен-ойрат») в конце ХIV – начале ХV вв., т. е. когда во главе ариев-казаков Алтай-Тянь-Шанского региона, по монгольским летописям, стоял Верховный князь Тогонов (Тогоновы – распространенная русская фамилия) из рода чорос, ставший фактически единовластным правителем всей исторической Монголии (Центральной Азии).

В 1935 г. вышла книга путешественника Х. Хаслунд-Кристенсена на английском языке «Люди и боги в Монголии». Ее автор был участником центральноазиатской экспедиции Свена Гедина и побывал у торгутов Синьцзяна.

Хаслунд-Кристенсен пишет: «Покрытая легендами история торгоутов долгое время занимала мое воображение, и я в течение многих лет пытался из книг и первоисточников восстановить исторические предпосылки нынешнего положения этого монгольского племени. Я почерпнул много сведений из Toregut Rarelro, которую мне прочитали и растолковали ученые ламы в торгоутском «Желтом монастыре» в горах Тянь-Шаня. Это собрание древних документов, написанных на монгольском языке и являющихся чисто монгольскими по своему происхождению, представляет собой чрезвычайно яркий и фантастический рассказ, принадлежащий самим торгоутам, о предках своего хана, о своем народе и об их битвах в минувшие столетия».

Как пишет в своем исследовании П. С. Паллас, князья «Гвардии Стражей», «торгоутов», ведут свою родословную от Казбанова, отделившегося от Ван-хана.

После падения монгольской династии Юань гвардейские войска ариев-казаков, во главе которых уже стояли выборные представители аристократической знати, ближайшие родственники юаньских императоров, в конце XIV в. присоединились к ариям-казакам Алтай-Тянь-Шанского региона.

По данным исторического китайского трактата «Мин ши», один из видных юаньских полководцев под именем «Стальной» еще до падения Юаней объявил себя правителем всех казаков-ариев, после смерти «Стального» его народ-армия были разделены на три части, каждую из которых возглавил отдельный предводитель. Вот их имена: Махамов, Тапинов и Болотов.

В 1409 г. император минского Китая Чжу-Ди наградил почетными титулами и ценными дарами трех правителей ариев-казаков, уделив особое внимание Махамову (его сыном был князь Тоганов из рода «чорос»).

Видимо, Тапинов, или Болотов и был тем самым «Аксагултаем», владельцем семиреченской «джунгарской» «Передовой Гвардии» второй половины ХIV в., о котором упоминают родословные «хошутских ханов». Годы жизни «Аксагултая» по родословной таблице определяются концом ХIV в., т.е. когда ариями-казаками управляли Махамов (из рода чорос), Тапинов и Болотов.

Этнограф Небольсин записал у волжских хошоутов поговорку: «хошун деере дархалык дыксын», т. е. «я выслужил право в голове хошуна». «Хошуном», от которого современные калмыки производят этноним хошоутов, назывался строй войска клином: воины, стоявшие во главе этого клина, были самыми опытными, смелыми и сильными казаками. Они принимали на себя основной удар противника и часто первыми геройски погибали в бою.

Успенский В. также полагал, что термин «хошоуты» происходит от слова «хошо» или «хошун». Термин «тургут» или «торгоут» Успенский производит от слова «торгоху» – охранять».

«Гвардия Хранителей» во главе с князем Орликом занимала особое место и в составе ариев-казаков конца ХVI в. Численность гвардии Орлика, принявшего в 1609 г. подданство русского царя, определяется в 50 тысяч семейств – «кибиток», что составляет численность всего народа-армии более чем в 600 тысяч человек.

Сюда не входит та часть «Гвардии Хранителей», которая осталась в Семиречье после ухода Орлика и позже вместе с царем-атаманом Гушиным переселились в Кукунор на границу Великой Китайской Стены, подчинив себе обширнейший регион от Памира до Хуанхэ и Великой китайской Стены. Часть из них в ХVII в. после оккупации Тибета Китаем вновь вернулись в Алтай-Тянь-Шанский регион.

Определение численности ариев-казаков производится нами по аналогии с численностью донских казаков конца XVIII – начала XIX вв., статистический учет которых был хорошо налажен и о которых имеются многочисленные статистические справочники и обширнейшая историко-демографическая литература.

В 1801 г. демографическая статистика «донцов» выражалась в следующих цифрах: всех служилых православных казаков числилось 40 023 человек и казаков-буддистов 1 557 человек, всего на службе числилось 41580 казаков, из них на полевой (реальной) службе состояло 22 000 казаков.

При этом все население Дона в начале XIX в. 486 000 чел. Таким образом, примерно 40 000 воинов (из них на действительной военной службе, около 20000 воинов) на 480 000 населения. Соотношение 1 к 12. Так как организационная структура, быт и традиции войсковой организации ариев-казаков и казаков-«донцов» идентичны и на протяжении исследуемого периода времени (XVII-XVIII вв.) не претерпели существенных изменений, следует вывод, что и у ариев-казаков численность всего населения правильно рассчитывать по следующей формуле: 12 человек всего населения на каждого воина.

Задача учета численности населения ариев-казаков облегчается еще и тем фактом, что сохранились прямые указания в первоисточниках на то, что термином «кибитка» у ариев-казаков считалась первичная социальная ячейка общества, выставлявшая одного воина.

Таким образом, мы совершенно точно знаем, сколько было воинов, если в источнике указана численность «кибиток». И можем достоверно сообщить численность всего населения, исходя из пропорции: один воин к двенадцати душам общего населения. В тех же случаях, когда речь идет только о численности действующего войска (находящихся на действительной военной службе), должна применяться пропорция 1/24.

Согласно письменным памятникам «ойратов-калмыков», объединение «Передовая Гвардия» («хошоут») в конце ХVI в. насчитывало 130 000 «кибиток», или примерно 1 600 000 человек.

Но остальные объединения ариев-казаков не многим уступали «Передовой Гвардии» в военной силе и общей численности населения. Хотя во главе сейма-совета ариев-казаков по традиции, как правило, всегда стоял атаман самой сильной и многочисленной «Передовой Гвардии» «хошоут». В начале XVII в. это был Верховный атаман Багасов.

Скончался он в 1640 г. в возрасте 90 лет. В рамках общности ариев-казаков в ХVI в. окончательно сложился Союз «Четырех Гвардейских Армий Стального Императора»:

  • «Гвардейская Армия Стражей» атамана Орлика («торгоут»),
  • «Передовая Гвардейская Армия» атамана Багасова («хошоут»),
  • «Гвардейская Армия Левого фланга» атамана Кулова («зюнгар»),
  • «Четвертая Гвардейская Армия» атамана Талаева («дербет»).

Эти четыре армии составляли собой общую численность населения в 6.000.000 человек, 500.000 воинов общего войскового резерва и 250.000 конных воинов-казаков на действительной военной службе.

Помимо названных объединений в состав Союза ариев-казаков входило большое число средних и малых военизированных подразделений – «хойты», «мингаты», «байты», «захчины», «олёты», «батуты», находившиеся в подчинении великих князей, а также значительная масса лично зависимых от атаманов китайских хозяйственных мигрантов и их потомков, которые не имели собственной этнической самоидентификации, так как в то время китайской народности еще не сложилось, и принимали образ жизни, культуру и традиции своих арийских князей.

Гвардия Стального Императора в составе «Гвардии Стражей» и «Передовой Гвардии» наряду с другими арийско-казачьими войсками-ордами являлась основой сформировавшейся в XVII-XVIII. на территории России «Русской Нации».

 

Арии — казаки (продолжение 3): 2 комментария

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *