Из предсказаний Александра Солженицына:

загруженноеС Украиной будет чрезвычайно больно. То, что предвидел еще полвека назад писатель, сегодня поражает. В «Архипелаге ГУЛАГ» он писал: «С Украиной будет чрезвычайно больно».

В те глубоко советские годы он пророчески не исключал отделение Украины, но: «может быть, по каждой области понадобится свой плебисцит», учитывая, по каким ленинским лекалам были нарезаны земли, никогда не относившиеся к исторической Украине…

И четверть века назад недоумевал: когда в Западной Украине сносят памятники Ленину, почему «украинские националисты броней стоят за эти священные границы, дарованные батюшкой Лениным»…

И рост бессовестности, и порчу душ, и губительный накал страстей вокруг русско-украинского вопроса он видел.

Фанатичное подавление и преследование русского языка называл просто зверской мерой уже в 2006 году.

У него не было сомнений, что через «цветные революции» готовится полное окружение России, а затем потеря ею суверенитета. Это мысли в одном из последних его интервью.

Что будет завтра? Почитайте сегодня Солженицына, что он писал вчера.

Написано в 1968-м, опубликовано в 1974-м (АРХИПЕЛАГ ГУЛАГ, часть Пятая, глава2):…Мне больно писать об этом: украинское и русское соединяются у меня и в крови, и в сердце, и в мыслях. Но большой опыт дружественного общения с украинцами в лагерях открыл мне, как у них наболело. Нашему поколению не избежать заплатить за ошибки старших.

Топнуть ногой и крикнуть «моё!» — самый простой путь. Неизмеримо трудней произнести: «кто хочет жить — живите!» Как ни удивительно, но не сбылись предсказания Передового Учения, что национализм увядает. В век атома и кибернетики он почему-то расцвёл.

И подходит время нам, нравится или не нравится, — платить по всем векселям о самоопределении, о независимости, — самим платить, а не ждать, что будут нас жечь на кострах, в реках топить и обезглавливать.

Великая ли мы нация, мы должны доказать не огромностью территории, не числом подопечных народов, — но величием поступков. И глубиною вспашки того, что нам останется за вычетом земель, которые жить с нами не захотят.

С Украиной будет чрезвычайно больно. Но надо знать их общий накал сейчас. Раз не уладилось за века — значит, выпало проявить благоразумие нам.

Мы обязаны отдать решение им самим — федералистам или сепаратистам, кто у них кого убедит.

Не уступить — безумие и жестокость. И чем мягче, чем терпимее, чем разъяснительнее мы будем сейчас, тем больше надежды восстановить единство в будущем.

Пусть поживут, попробуют. Они быстро ощутят, что не все проблемы решаются отделением.

Из-за того, что в разных областях Украины — разное соотношение тех, кто считает себя украинцем, и кто — русским, и кто — никем не считает, — тут будет много сложностей. Может быть, по каждой области понадобится свой плебисцит и потом льготное и бережное отношение ко всем, желающим переехать.

Не вся Украина в её сегодняшних формальных советских границах есть действительно Украина.

  • Какие-то левобережные области безусловно тяготеют к России. А уж Крым приписал к Украине Хрущёв и вовсе с дубу.
  • А Карпатская (Червонная) Русь? Проверим и на ней: требуя справедливости к себе, как справедливы будут украинцы к карпатским русским?

Мне особенно больно от такой яростной нетерпимости обсуждения русско-украинского вопроса (губительной для обеих наций и полезной только для их врагов), что сам я — смешанного русско-украинского происхождения, и вырос в совместном влиянии этих обеих культур, и никогда не видел и не вижу антагонизма между ними.

Мне не раз приходилось и писать и публично говорить об Украине и ее народе, о трагедии украинского голода, у меня немало старых друзей на Украине, я всегда знал страдания русские и страдания украинские в едином ряду подкоммунистических страданий.

В моем сердечном ощущении нет места для русско-украинского конфликта, и, если, упаси нас Бог, дошло бы до края, могу сказать: никогда, ни при каких обстоятельствах, ни сам я не пойду, ни сыновей своих не пущу на русско-украинскую стычку, — как бы ни тянули нас к ней безумные головы.

Прим.: Опубликовано в «Русской мысли», 18.6.1981.

В России текст впервые напечатан в журнале «Звезда», 1993, 12. Да народ наш и разделялся на три ветви лишь по грозной беде монгольского нашествия да польской колонизации.

Это всё — придуманная недавно фальшь, что чуть ли не с IX века существовал особый украинский народ с особым не русским языком.

Мы все вместе истекли из драгоценного Киева, «откуда русская земля стала есть», по летописи Нестора, откуда и засветило нам христианство.

Одни и те же князья правили нами:

  • Ярослав Мудрый разделял между сыновьями Киев, Новгород и всё протяжение от Чернигова до Рязани, Мурома и Белоозера;
  • Владимир Мономах был одновременно и киевский князь, и ростово-суздальский; и такое же единство в служении митрополитов.
  • Народ Киевской Руси и создал Московское государство.

В Литве и Польше белорусы и малороссы сознавали себя русскими и боролись против ополяченья и окатоличенья.

  • Возврат этих земель в Россию был всеми тогда осознаваем как воссоединение.
  • Однако и суетно-социалистическая Рада 1917 года составилась соглашением политиков, а не была народно избрана.
  • И когда, переступив от федерации, объявила выход Украины из России — она не опрашивала всенародного мнения.

Мне уже пришлось отвечать эмигрантским украинским националистам, которые вытверживают Америке, что «коммунизм — это миф, весь мир хотят захватить не коммунисты, а русские» (и вот — «русские» уже захватили Китай и Тибет, так и стоит уже 30 лет в законе американского Сената).

  • Коммунизм — это такой миф, который и русские, и украинцы испытали на своей шее в застенках ЧК с 1918 года.
  • Такой миф, что выгреб в Поволжье даже семенное зерно и отдал 29 русских губерний засухе и вымирательному голоду 1921-22 года.
  • И тот же самый миф предательски затолкал Украину в такой же беспощадный голод 1932-33.
  • И вместе перенеся от коммунистов общую кнуто-расстрельную коллективизацию, — неужели мы этими кровными страданиями не соединены?

В Австрии и в 1848-м галичане ещё называли свой национальный совет — «Головна Русска Рада».

Но затем в отторгнутой Галиции, при австрийской подтравке, были выращены искажённый украинский ненародный язык, нашпигованный немецкими и польскими словами, и соблазн отучить карпатороссов от русской речи, и соблазн полного всеукраинского сепаратизма, который у вождей нынешней эмиграции прорывается то лубочным невежеством, что Владимир Святой «был украинец», то уже невменяемым накалом: нехай живе коммунизм, абы сгубились москали!

Ещё бы нам не разделить боль за смертные муки Украины в советское время. Но откуда этот замах: по живому отрубить Украину (и ту, где сроду старой Украины не было, как «Дикое Поле» кочевников — Новороссия, или Крым, Донбасс и чуть не до Каспийского моря).

И если «самоопределение нации» — так нация и должна свою судьбу определять сама. Без всенародного голосования — этого не решить.

Сегодня отделять Украину — значит резать через миллионы семей и людей:

  • какая перемесь населения;
  • целые области с русским перевесом;
  • сколько людей, затрудняющихся выбрать себе национальность из двух;
  • сколькие — смешанного происхождения;
  • сколько смешанных браков — да их никто «смешанными» до сих пор не считал.
  • В толще основного населения нет и тени нетерпимости между украинцами и русскими.

Сейчас, когда на Западной Украине валят памятники Ленину (туда им и дорога!),  но  почему же западные украинцы страстнее всех хотят, чтобы Украина имела именно л е н и н с к и е границы, дарованные ей батюшкой Лениным, когда он искал как-то ублаготворить ее за лишение независимости — и прирезал к ней от веку Украиной не бывшие Новороссию (Югороссию), Донбасс (оторвать бассейн Донца от донских «контрреволюционных» влияний) и значительные части Левобережья. (А Хрущев с маху «подарил» и Крым.)

И теперь украинские националисты броней стоят за эти «священные» ленинские границы? Я пишу в статье (никем как будто не прочтено): «Конечно, если б украинский народ действительно пожелал отделиться — никто не посмеет удерживать его силой.

  • Но разнообразна эта обширность, и только местное население может решать судьбу своей местности, своей области».

И за это я — «закукуриченный империалист»?

  • А те, кто запрещает народное волеизъявление и даже почему-то боится его, те — демократы и свободолюбцы, так??

В такой разъяренной обстановке нельзя обсуждать сложнейший вопрос, где наши два народа срослись по миллионам семей, по сотням местностей.

  • И еще довод, который, к моему изумлению, приводите и Вы: что выбор языка детей — не должен быть «прихотью родителей», а должно решать правительство республики.                    Это довод — поразительный.
  • Тогда и выбор христианской веры, крещение детей — тем более не должны быть «прихотью родителей», а ждать в том государственного указания?

«Неукраинцы вольны в своем выборе», — пишете Вы; только будет срезано число школ? А украинцы — не «вольны в выборе». Так значит — опять насилие?

Соединённые Штаты размещают свои оккупационные войска в одной стране следом за другой.

  • Таково фактическое положение в Боснии уже 9 лет,
  • в Косово и в Афганистане — по 5 лет,
  • в Ираке пока 3, но там затянется надолго.

Действия НАТО и отдельные действия США различаются малосущественно. Отчётливо же видя, что нынешняя Россия не представляет им никакой угрозы, НАТО методически и настойчиво развивает свой военный аппарат — на Восток Европы и в континентальный охват России с Юга.

Тут и открытая материальная и идеологическая поддержка «цветных» революций, парадоксальное внедрение Северо-Атлантических интересов — в Центральную Азию.

Всё это не оставляет сомнений, что готовится полное окружение России, а затем потеря ею суверенитета.

Нет, присоединение России к такому евроатлантическому альянсу, который ведёт пропаганду и насильственное внедрение в разные части планеты идеологии и форм сегодняшней западной демократии — привело бы не к расширению, а к упадку христианской цивилизации.

Происходящее на Украине, ещё от фальшиво построенной формулировки для референдума 1991 года (я уже об этом писал и говорил), составляет мою постоянную горечь и боль.

Фанатическое подавление и преследование русского языка (который в прошлых опросах был признан своим основным более чем 60% населения Украины) является просто зверской мерой, да и направленной против культурной перспективы самой Украины.

Огромные просторы, никогда не относившиеся к исторической Украине, как Новороссия, Крым и весь Юго-Восточный край, насильственно втиснуты в состав нынешнего украинского государства и в его политику жадно желаемого вступления в НАТО.

За всё время Ельцина ни одна его встреча с украинскими президентами не обошлась без капитуляций и уступок с его стороны.

Изживание Черноморского флота из Севастополя (никогда и при Хрущёве не уступленного УССР) является низменным злостным надругательством над всей русской историей XIX и ХХ веков.

При всех этих условиях Россия ни в какой форме не смеет равнодушно предать многомиллионное русское население на Украине, отречься от нашего единства с ним.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *