Ловушка для союзника

Соединенным Штатам перестают доверять даже их сателлиты

Условия, в которые поставлена Россия после начала новой холодной войны, значительно лучше, чем в 50-е годы.

  • Другой экономический и технологический уровень,
  • гибкая и развитая финансовая система,
  • степень интеграции в окружающий мир позволяют с успехом оказывать сопротивление внешнему давлению,
  • преодолевать и обходить любые санкции.

Единственное, что может помешать, не позиция руководства США и ЕС, а ошибки, которые способна допустить отечественная бюрократия. Причем речь тут далеко не только о кадровой и промышленной политике или ее отсутствии, но и о предметах куда менее материальных.

Ключевой вопрос внешнеполитических отношений – доверие. Причем не только к неформальным обещаниям, а и к письменным гарантиям, которые, как правило, неизбежно нарушаются.

Вопрос о том, идет ли речь о нераспространении НАТО на восток, договоре по РВСН или соглашении о передаче властных полномочий от президента Украины оппозиции, особой роли не имеет.

Сама возможность для России рассматривать страны Западного блока как партнеров, а не как конкурентов и потенциальных военно-политических противников после всего произошедшего между ними за последнюю четверть века крайне сомнительна.

Печали Обамы

Ссылки на XXI век, в начале которого недопустимо вести себя так же, как в ХХ столетии, в чем после проведения крымского референдума президент Обама обвинил президента Путина, не говорят ни о чем, кроме того, что руководство США было крайне удивлено, столкнувшись с тем, что Россия повела себя в критических обстоятельствах с той же степенью готовности к защите собственных национальных интересов, как и Америка, хотя и значительно более профессионально.

Что и заставило Белый дом начать на Кремль санкционное давление, столь контрастирующее с объявленной ранее «перезагрузкой».

“ В западной цивилизации война – норма международных отношений. Так что мирные договоры бесполезны, а могут быть и вредны ”

Сама по себе скорость, с которой Соединенные Штаты пошли на введение против России санкций, и те усилия, которые были предприняты Вашингтоном для того, чтобы к ним присоединилось максимальное количество стран вне зависимости от их национальных интересов, говорят о том, что обамовская «перезагрузка» была не более чем отвлекающим маневром. За ним не стояло ничего, кроме попытки усыпить бдительность Москвы и выиграть время.

Подготовка к осложнению отношений РФ с мировым сообществом и ее непосредственными соседями, в данном случае с Украиной, требовала имитации диалога, не предполагавшего подлинного партнерства – как диалог по проблеме сирийского химического оружия.

  • Характерно высказанное Обамой сожаление о его «успешном сотрудничестве» с экс-президентом Медведевым в контрасте с отношениями, которые сложились с действующим российским руководством.

Напомним, что «успех» этого сотрудничества заключался в том, что Россия присоединилась к антиливийской резолюции ООН, продвинутой Соединенными Штатами, что позже вопреки духу и букве этой резолюции легитимировало интервенцию НАТО в Ливии.

Следствием этого стали

  • свержение и гибель Муамара Каддафи,
  • фактический распад Ливии как государства,
  • гибель американского посла и резидентуры ЦРУ в Бенгази и
  • утечка со складов Каддафи современного вооружения, попавшего в руки исламистских радикалов.
  • О беспрецедентном обострении обстановки во внутренних районах Сахары и Сахеле нечего и говорить.

То есть «хорошая Россия» – это Россия, которая как минимум не препятствует США и их союзникам совершать ошибки любого масштаба, обрушивая систему безопасности в целых регионах.

Частные и корпоративные интересы, будь то личная заинтересованность кого-то из западных политиков, ведомств или финансово-промышленных групп, смешаны с интересами заказчиков свержения того или иного режима (в случае Каддафи – Саудовской Аравии и Катара), а также вытеснения конкурентов (из Ливии – в первую очередь России и Китая).

В Сирии прискорбный ливийский опыт был российским руководством учтен.

При этом массированная информационная война против Москвы не смогла изменить ее позиции, а на ход сирийской гражданской войны, спровоцированной Дохой и Эр-Риядом при поддержке Анкары, повлияла поддержка Ирана и шиитских военизированных подразделений из Ливана и Ирака.

Твердая позиция в ООН России и Китая осложнила возможность интервенции.

Что до сирийских «повстанцев», лидирующая роль среди них радикальных исламистов поставила США, Францию и Великобританию в чрезвычайно сложное положение, фактически сделав их союзниками «Аль-Каиды», к которой относятся и просаудовская «Джабхат ан-Нусра», и прокатарское «Исламское государство Ирака и Леванта».

Поддерживаемая турецкой спецслужбой MIT «Сирийская свободная армия» распалась и ее наиболее боеспособные подразделения влились в ряды исламистов.

Планируемая атака на Дамаск из Иордании, на территории которой американцами готовился ударный корпус, была если не сорвана, то надолго отложена после беспрецедентного прорыва боевиков ИГИЛ в Ирак, где они вместе с частью местных суннитских шейхов и необаасистами сформировали «Исламский халифат».

Геноцид христиан и курдов-йезидов, формирование в Ираке военного альянса багдадского правительства и Ирана поставили администрацию США в сложное положение – в первую очередь перед избирателями и конгрессом, поскольку стали прямым следствием вывода оттуда Бараком Обамой американского оккупационного корпуса.

  • Точечные бомбардировки позиций исламистов американской авиацией, как и попытки доставить воздушным путем беженцам гуманитарную помощь, подчеркивают неспособность администрации Барака Обамы поддержать Ирак, который является союзником Соединенных Штатов.
  • Что опять-таки резко контрастирует с позицией России, которая поставила Багдаду современные системы ВВТ в условиях, когда иракское правительство нуждалось именно в поддержке такого рода.

То же самое можно сказать о российской гуманитарной поддержке населения юго-востока Украины, несмотря на выходящие за любые рамки заявления США о том, что российские гуманитарные конвои будут рассматриваться ими как вторжение.

Похоже, что именно провалы США на Ближнем Востоке и Украине, где противостояние олигархов переросло в гражданскую войну, спровоцировали обострение отношений с Россией, отказавшейся играть по предложенным ей правилам.

Тем более что правила эти давно изжили себя, с точки зрения многих стран, являющихся партнерами Америки, в том числе Израиля и Турции.

Последняя, несмотря на диаметрально противоположную позицию по Сирии и возможность осложнить позиции России в Черноморском регионе, поддерживает ровные и прочные отношения с Москвой. Что является тревожным сигналом для Штатов, состоятельность курса которых и готовность следования в его фарватере подвергается все более открытым сомнениям.

Заклятый друг Израиля

Особая тема – отношения американского государства с еврейским.

Этой теме посвящен двухтомник профессора Алека Д. Эпштейна «Ближайшие союзники? Подлинная история американо-израильских отношений», который будет издан осенью сего года. Однако и до того момента, как этот фундаментальный труд выйдет в свет, русскоязычный читатель на примере истории этих отношений может оценить, насколько имеет смысл полагаться на такого партнера, как Соединенные Штаты.

Одна из наиболее ярких работ такого рода относится к 1993 году. Вышла она в преддверии подписания «Соглашения о принципах» между лидером ООП Ясиром Арафатом и премьер-министром Израиля Ицхаком Рабином при участии президента США Клинтона.

Известный общественный деятель Ирвин Москович вместе с Элен Фридман, исполнительным директором организации «Американцы за безопасный Израиль», подготовил материал, который был опубликован под заголовком «Должна ли Америка гарантировать безопасность Израиля?». Ниже приведены цитаты из этой показательной работы.

Москович и Фридман напоминают, как в декабре 1957 года при президенте Эйзенхауэре посол Израиля Аба Эбан получил из рук госсекретаря Джона Фостера Даллеса меморандум о помощи, в котором говорилось: «Америка приложит все усилия для обеспечения предотвращения размещенными в Газе войсками ООН продолжающейся вооруженной инфильтрации в Израиль». Кроме того, США гарантировали Израилю право свободного прохода по Тиранскому проливу.

В 1963-м президент США Дж. Ф. Кеннеди подтвердил это обещание.

Однако когда 17 мая 1967 года президент Египта Гамаль Абдель Насер приказал чрезвычайным силам ООН покинуть Газу и Синай, они ушли без малейшего сопротивления, а Соединенные Штаты не предприняли ровно ничего. Войска Египта без помех заняли Синайский полуостров.

Итогом стала Шестидневная война.

7 августа 1970 года в результате дипломатических усилий администрации Никсона было подписано прекращение огня в Войне на истощение, которую Египет вел против Израиля.

  • Это соглашение включало обещание США поддерживать прекращение огня. Однако когда Египет нарушил договоренности, США не вмешались.
  • Израиль вынужден был принять участие еще в одном раунде переговоров. Египет тем временем передвинул свои ракеты к Суэцкому каналу и в 1973-м использовал их против Израиля в Войне Судного дня.

В 1975 году США подписали Совместный меморандум о соглашении, гарантируя, что Америка «не признает ООП до тех пор, пока ООП не признает право Израиля на существование и не примет резолюции СБ ООН 242 и 338».

  • Немедленно после этого руководство США начало «искать подходы» к Организации освобождения Палестины.

В марте 1988 года госсекретарь Джордж Шульц в нарушение американских законов встретился с Эдвардом Саидом и Ибрагимом Абу-Лугардом, членами ПНС и ООП.

14 декабря 1988-го Арафат объявил о своем согласии на признание Израиля, после чего президент Рональд Рейган аннулировал обещание 1975 года, объявив его недействительным.

Государственный департамент США десятилетиями игнорировал, оправдывал и не замечал террор ООП против Израиля.

Так, когда 6 июля 1989 года в итоге теракта был сброшен в ущелье израильский автобус, администрация президента Дж. Буша-старшего этого «не заметила». Замалчивание террора ООП продолжалось и при администрации Клинтона.

Когда в марте 1978 года Израиль провел рейд против террористов в южном Ливане и занял приграничную территорию, президент США Дж. Картер вынудил израильские силы уйти и заменил их ооновскими силами в Ливане – ЮНИФИЛ.

  • Их задачей в теории было защищать Израиль от террористов. Однако в июне 1978-го триста террористов ООП вновь заняли юг Ливана.
  • ЮНИФИЛ помогал им разведывательной информацией и демонстрировал открытое сотрудничество с ООП.

Израиль не мог отвечать из опасений поставить под удар войска ООН. Хотя голландские, ирландские, норвежские, французские, шведские и непальские войска, входившие в их состав, сотрудничали с ООП.

Казалось, ситуация изменится при президенте Рейгане, более дружественном Израилю, чем Картер. Тем более что бездействие и прямое попустительство ООП со стороны войск ООН привело к войне в Ливане, в результате которой Ясир Арафат и основные силы ООП вынуждены были эвакуироваться в Тунис.

Однако после того как в октябре 1983 года двести сорок два американских морских пехотинца были убиты в казарме в результате подрыва террориста-самоубийцы, армия США покинула Ливан. Страна была предоставлена самой себе – как в настоящее время Ирак.

  • 13 сентября 1993 года Израиль под патронатом США подписал соглашение «Осло».
  • 24 сентября 1995-го – соглашение «Осло-2».
  • В январе 1997 года – соглашение по Хеврону с гарантиями госсекретаря Уоррена Кристофера.
  • В 1998-м – меморандум Y (в русскоязычной прессе – соглашение «Уай-плантейшн»).
  • В 1999-м – соглашение в Шарм а-Шейхе. Нарушены были все.

США поддержали создание палестинского государства.

  • Раздел Иерусалима – «вечной и неделимой столицы Израиля» и отказ еврейского государства от его восточной части.
  • Сдачу Голанских высот Сирии (входившей на момент проведения переговоров в составленный Госдепартаментом список стран, спонсировавших терроризм).
  • Уход Израиля из Иудеи и Самарии с выселением оттуда двухсот тысяч евреев (к октябрю 2012-го число их составило более семисот тысяч с учетом оспариваемых арабами районов Восточного Иерусалима).

Было ясно: то, что эти люди, чье переселение не решит палестинских проблем, превратятся в новых перемещенных лиц, которых на Ближнем Востоке и без того более чем достаточно, – не американская забота. Как и то, что это ставит под угрозу существование Израиля.

Впрочем, не стала же такой проблемой судьба восьми с половиной тысяч жителей еврейских поселений, насильственно изгнанных израильским ЦАХАЛ из сектора Газа.

При этом уход из Газы не завершил конфликт Израиля с палестинцами, как объясняли инициировавшие это переселение – «итнаткут» израильские левые во главе с Шимоном Пересом, а дал шанс на захват там власти ХАМАСу.

Предоставленным израильтянами шансом эта организация воспользовалась, превратив Газу в насыщенный ракетами плацдарм для непрерывных атак на Израиль, а гражданское население этой территории – в заложников такой политики, провоцирующей одну военную операцию Израиля за другой.

Нежелание израильского руководства возвращаться в Газу и брать ее территорию под контроль в очередной раз понятно.

Признавать ошибки никто из государственных деятелей не любит. Исправлять их политики любят еще меньше.

Откуда идея демилитаризации Газы под контролем и под гарантии то ли «мирового сообщества», то ли ООН. Авторы ее, правда, не привели ни одного примера, когда такого рода демилитаризация была бы успешно реализована и такие гарантии выполнены.

Процитируем в этой связи трех человек, слова которых точно характеризуют, чего все эти гарантии, в том числе американские, стоят.

  • Аба Эбан, министр иностранных дел Израиля, в 1956 году: «Гарантии безопасности не годятся в качестве замены оборонной мощи».
  • Министр обороны США Роберт Макнамара в 1967 году: «Израиль должен сохранить за собой командные высоты к востоку от границы 1967 года. Для обеспечения оборонительной глубины Израиль нуждается в полосе шириной порядка пятнадцати миль на Голанах» (что превышает находящуюся в настоящее время под контролем Израиля территорию, отвоеванную у Сирии).
  • Сенатор Генри Джексон в 1973 году: «Значительная часть истории международных гарантий – это история стран, которые потеряли свою территорию, свою свободу и даже своих сыновей и дочерей».

Руководство Соединенных Штатов борется за дело мира на Ближнем Востоке (преимущественно за чужой, в том числе израильский счет) с такой же интенсивностью и такими же разрушительными последствиями, как во времена противостояния сверхдержав.

  • Что, с точки зрения местных игроков, которых Америка не раз подставляла, противоречит мировой практике, которую воплощает римское «Хочешь мира – готовься к войне».
  • Хотя с точки зрения политических временщиков типа президента Обамы, они, требуя, чтобы «здесь и сейчас» были реализованы их теории, не несут вины за последствия своих действий.

Гарант напряженности

Интересно, что было бы с Европой, если бы во Вторую мировую войну союзники воевали с Гитлером по тем правилам, которые Соединенные Штаты и следующее в их фарватере «мировое сообщество» предписывают Израилю, а также пытаются реализовать на Украине?

В последнем случае – с опасностью развязывания новой европейской войны, по масштабам сравнимой с югославской начала 90-х годов.

Возможно, Третий рейх и в XXI веке оставался бы европейской реальностью… Впрочем, задавать соответствующие вопросы американским дипломатам и политикам «новой школы» абсолютно бесполезно.

Известный политолог Пол Эйдельберг подсчитал, что за последние две тысячи пятьсот лет Западная Европа (включая античную Грецию и Римскую империю, территория которых Европой не ограничивалась) пережила около тысячи войн.

То есть в колыбели европейской и в целом западной цивилизации война шла каждые два с половиной года.

  • Откуда легко понять, что война – норма международных отношений, а мир не более чем подготовка к войне.
  • Так что мирные договоры вполне могут быть бесполезны. А могут быть и вредны. Зависит это от содержания договоров и условий их выполнения или невыполнения.

В 1969 году Лоуренс Бейленсон написал «Ловушку договора», в которой проанализировал мирные договоры вплоть до римских времен.

Вывод неутешителен:

  • договоры заключают только для того, чтобы их нарушить.
  • Более того, договоры, гарантирующие той или иной стране территориальную неприкосновенность, бесполезны для страны, получившей такие гарантии.
  • Точнее, хуже, чем бесполезны, так как создают ложное ощущение безопасности.
  • Впрочем, эти договоры полезны для стран или, в палестинском случае, организаций, лидеры которых намерены их нарушить в удобный момент.

Все вышесказанное верно не только для Израиля. Американская политика была, есть и будет такой, какая она есть, не специально в израильском случае.

Примеров более чем достаточно. И самые показательные – из истории Юго-Восточной Азии. Кто помнит, еще в 1954 году по инициативе США был создан Коллективный оборонный договор Юго-Восточной Азии – СЕАТО. Этот регион был объявлен образцово-показательной зоной «сдерживания коммунизма».

Результаты впечатляют…

  • Так, в разгар завершающей фазы вьетнамской войны 14 ноября 1972 года президент Ричард Никсон подписал договор по защите Южного Вьетнама от Северного, коим гарантировал американские карательные акции в случае необходимости, если соглашение будет нарушено Ханоем.

Эти гарантии провалились с треском, а в 1973-м американские войска были полностью выведены из Вьетнама. Кто победил в войне, можно не спрашивать.

  • В 1954 году президентом Дуайтом Эйзенхауэром был подписан Договор о взаимной обороне между США и Республикой Китай (на Тайване).
  • В 1976-м президент Джимми Картер заявлял: «Мы обязаны по договору гарантировать свободу Формозы, Тайваня, Республики Китай».

Однако 15 декабря 1978 года договор был аннулирован тем же Картером, который объявил о прекращении поставок оружия Тайваню и полном признании КитайскойНародной Республики.

Что называется, бизнес. Ничего личного. Реалистичная политика реальных политиков. Как это всегда и было принято в США.

Евгений Сатановский, президент Института Ближнего Востока

Подробнее: http://vpk-news.ru/articles/21479


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *