Путин никогда не принимает решения, просчитанные оппонентами

В последнее время получаю в личку много сообщений в стиле “все пропало”, “Путин всех сдал”, “Донбасс слился”, “Госдеп всех переиграл”. Отвечаю всем пишущим одновременно, поскольку не могу тратить время на каждого.

Я не астролог, не гадалка и не оракул. Я привык оперировать фактами.

Что говорят факты?

Во-первых,

  • если бы у американцев на Украине все было бы в ажуре, они бы не разжигали гражданскую войну.
  • Было бы эффективнее использовать целостную и единую Украину, как таран против России.
  • Американцы гражданскую войну разжигают. Значит не рассчитывают сохранить Украину ни единой, ни целостной.
  • Румыния и Венгрия в открытую, а Польша пока молчком начали присматриваться к некогда утраченным в пользу Украины территориям.
  • Ведущие политики ЕС неофициально (но так, чтобы это стало достоянием общественности) говорят о неизбежности распада Украины и о готовности ЕС гарантировать ее западные (только западные) области.

Легко понять кому предлагается гарантировать остальное.

Победа хунты, между тем, предполагает сохранение территориальной целостности. Значит, на победу хунты ЕС не рассчитывает.

В Вашингтоне и Брюсселе, что хуже нас оценивают ситуацию, у них информации меньше? Не думаю.

Во-вторых, за четырнадцать с половиной лет, в течение которых Путин находится у власти, я (и по-моему не только я, но и многие отечественные и зарубежные наблюдатели) выделил его следующие черты:

  1. Он ничего не делает спонтанно. Все его шаги взаимосвязанны и просчитаны.

Бывает, что и на годы вперед. Это не значит, что Путин и его команда не допускают ошибок, но они их допускают значительно меньше, чем их оппоненты (и их ошибки не являются стратегическими), а на войне, в политике и в шахматах, как правило, выигрывает тот, кто допускает меньшее количество ошибок и чьи ошибки не носят катастрофического характера.

2. Путин намертво связал свою политическую и личную судьбу с возрождением величия России. По характеру он человек, который может гнуться, отступать, никогда не сдается и никогда не упускает из виду свою стратегическую цель. Если Путин сражается под Сталинградом, это не значит, что он не вступит в Берлин.

3. Всем понятно, что потеря Украины будет означать достаточно быструю дестабилизацию также и России, с высоким шансом перерастания в катастрофически быстрый распад государства. Думаю, что то, что ясно всем, тем более ясно Путину.

4. Никогда, без российской поддержки (не только моральной) восстание на Донбассе не случилось бы и не приобрело бы столь всеобъемлющий характер. То, что доказательств такой поддержки нет, не значит, что ее не было, просто люди умеют работать.

5. После того, как Крым был присоединен к России, присоединение Юго-Востока или создание там российского протектората стало военно-политической неизбежностью.

  • Военной, потому, что в силу своего географичекого положения и ландшафта, Крым абсолютно незащитим, без контроля материка.
  • Для того, чтобы просто контролировать пригодное для десантирования крупных сил на всем своем протяжении побережье, в Крыму необходимо сосредоточить явно избыточные силы (не менее ста тысяч человек). И это все равно не поможет.

Только в двадцатом веке Крым четырежды захватывался в сжатые сроки и меньшими, либо равными по численности войсками.

  • В 1920 году Фрунзе сбросил в море 120 тысячную армию Врангеля.
  • В 1941 году Манштейн разгромил в Крыму группировку советских войск, насчитывавшую от 200 до 350 (по разным данным) тыс. чел.
  • в 1942 году тот же Манштейн, сражаясь на два фронта, разгромил Крымский фронт на Креченском полуострове и Приморскую армию в Севастополе.

Общая численность разгромленных им войск – свыше полумиллиона человек.

Но до этого немцы не смогли предотвратить проведение Керченско-феодосийской десантной операции, объединения плацдармов и создания Крымского фронта.

Между тем, упомянутый разгром Манштейном значительно превосходящей его количественно и качественно (по военной технике) группировки советских войск, в условиях необходимости сражаться на два фронта, свидетельствует о том, что это был военный талант первого порядка.

И даже он не смог предотвратить свободного десантирования крупных сил в Крыму.

  • Наконец в 1944 году 17-я немецкая армия, общей численностью 170-200 тыс. чел., до этого практически год успешно оборонявшаяся от многократно превосходивших ее по численности советских войск на Кубани, была молниеносно разгромлена в Крыму равными силами Красной Армии сразу же после того, как советские войска заняли Северную Таврию.

 Политическая неизбежность деструкции украинского государства связана с тем, что ни один киевский режим не признает потери Крыма.

  • Значит с международно-юрилической точки зрения позиция России останется уязвимой в исторической перспективе (у Японии куда меньше оснований претендовать на Южно-курильскую гряду, а сколько с ней проблем!).
  • А вот в случае исчезновения современного украинского государства соврешенно неважно, будут ли на его месте российские провинции, подмандатные территории России и ЕС или какие-то новые государственные образования – в любом случае все это будет создано уже в новой политической реальности (с российским Крымом) и вынуждено будет эту реальность признавать.
  • Это означает, что неизбежен не только контроль над Юго-Востоком, но и поход на Киев (иначе хунту не прогнать).

6. США пытались заставить Россию принять непосредственное участие в военном конфликте на территории Украины. Цель – вбить клин между Россией и ЕС.

  •  Можно было, конечно, плюнуть на это и все равно послать войска, но геополитические издержки были бы крайне высоки.
  • Путин принял решение добиваться своих целей в ходе гражданской войны на Украине. С точки зрения интересов граждан Украины (моих в том числе) это крайне неприятное решение.

 

С точки зрения государственных интересов России – логичное.

Кроме того, оно находится в русле традиционной политики Путина – он никогда не принимает решений, просчитанных оппонентами.

Его характеризует неожиданность политических ходов. Самые крупные современные политики и самые талантливые эксперты не берутся предсказывать ходы Путина.

7. В свете сказанного, при всем уважении к лидерам сопротивления Донбасса, я сомневаюсь, что Путин не предусмотрел дублирующих механизмов, в случае неожиданного изменения позиции Губарева, Стрелкова (еще кого-то) или, например, гибели кого-то из них или их соратников или даже их всех.

  • Судьба сверхдержавы, результат ее многолетней политики, не может зависеть от одного человека или группы людей.
  • Результат такой операции, как сейчас проводится на Юго-Востоке должен быть многократно гарантирован.

Слишком высоки ставки. Здесь нет места случайностям и импровизациям.

  • Поэтому Донбасс не может слиться, пока так не решит Путин, а Путину пока явно нет смысла принимать такое решение.

8. Переговоры с Киевом, Брюсселем и Вашингтоном о мирном урегулировании не исключены, но пока они не готовы дать России то, что ей нужно, да и не могут (как Турчинов согласится с потерей Крыма, федерализацией, двуязычием, нейтральным статусом и т.д.? его же собственные боевики убьют.)

Между тем, газовый вопрос надо решить до августа, иначе Европа зимой может столкнуться с экономическим и политическим кризисом, который ЕС уже не переживет.

России же ЕС нужен не в качестве охваченных гражданской войной развалин (как сейчас Украина), а в качестве партнера.

Поэтому очень высока вероятность военного решения украинского кризиса путем наступления на Киев армии Юго-Востока.

Если Киев будет взят, то надо полагать, что Брюссель и Вашингтон будут вполне договороспособны по вопросу проведения на Украине демаркационной линии, разделяющей зоны ответственности России и ЕС (именно ЕС, а не США и НАТО) по украинско-польской границе 1939 года.

В таком случае суверенное украинское государство достаточно быстро прекратит и свое формальное существование.

В случае развития событий по любому другому сценарию (например, хунте удалось удержать Киев) ликвидация украинской государственности затянется на более длительный период,

  • ЕС может с толкнуться с серьезными проблемами и даже потерять Балканы, но
  • Украина все равно будет ликвидирована, поскольку существовать она может только за счет внешнего финансирования, а
  • сейчас дешевле будет забыть о существующем украиснком долге, в связи с исчезновением должника, чем давать в долг дальше.

9. Патриотический подъем в России и моментальный взлет рейтингов Путина, как ответ на эффективную политику на украинском направлении сменятся разочарованием, раздражением и отказом в доверии, в случае, если Путин пойдет на неоправданные уступки.

Поскольку же до сих пор все вертикаль власти в России и вся российская стабильность держатся только на авторитете Путина, утрата Путиным авторитета будет иметь катастрофические последствия не только для него, но и для страны.

Следовательно, он не может выйти из украинского кризиса по-иному, кроме как явным победителем.

Вот, собственно, все соображения и наблюдения, внушающие мне оптимизм, по вопросу стратегического разрешения украиснкого кризиса, но заставляющие предполагать, что крови прольется еще много и убеждать коллег быть осторожными, по возможности не лезть на рожон, особенно в городах абсолютно подконтрольных хунте (как, например, Киев).

А лучше вообще, по возможности, искать более спокойные места.

В условиях геополитического противостояния сверхдержав, герой-одиночка ничего не меняет.

Даже во время Великой Отечественной войны подполье только там действовало эффективно, где оно было связано с Москвой и получало централизованные инструкции.

Еще раз повторю, я не предсказатель, могу и ошибиться, но пока развитие событий укладывается в логику вышеописанных процессов и соображений.

Все остальное – эмоции, вызванные тем, что все хотят победить малой кровью, на чужой территории и еще вчера, но к сожалению не всегда так получается.

Враг-то нападает только тогда, когда он считает, что достаточно подготовился, чтобы гарантированно победить, что он сильнее.

И еще одно, не надо думать, что победа предопределена.

Враг тоже хочет и может победить.

Если бы наше преимущество было очевидно, он бы не напал.

Поэтому Путин может совершать не только заранее просчитанные, но и вынужденные маневры.

Мы с Вами не являемся людьми, которым он доверяет свои тайны, так что и адекватно оценивать его действия и побудительные мотивы не можем.

Я знаю двух полководцев в истории человечества, никогда не терпевших поражений – два Александра: Македонский и Суворов.

Путин может стать третьим (к тому же выигрывающим войны в соответствии с максимой Сунь Цзы: “Лучшая война та, которая не началась”). А может и не стать.

Даже у Бонапарта было не только Бородино (которое бонапартисты до сих пор считают его победой), но и Ватерлоо, которое даже они признают поражением абсолютным и катастрофическим.

Так что будем надеяться на лучшее и стараться помочь Путину. Кто бы и как бы к нему не относился, сегодня мы объективно в одном окопе.

И, кстати, из всех теоретически возможных (известных мне) Верховных Главнокомандующих, он – наилучший.

Благодарю за внимание и больше данную тему не обсуждаю – времени нет. Вернуться к ней возможно, если в общем раскладе политических сил и в ходе событий произойдут такие изменения, которые потребуют вписать в схему новые факты и согласовать их с уже имеющимися.

 Ростислав Ищенко

Eurasia Inform

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *